Вступительное слово

 
               Поэма Сергея Есенина «Пугачёв» стоит не то, чтобы особняком в его творчестве, но, в каком-то смысле, отдельно. Шекспировского уровня драматургический размах, историческая хроника русского бунта, оставившая свой след в повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка», вязкий, образный есенинский язык… 
 
В изобразительном искусстве к личности  Пугачёва обращались не так уж часто, преимущественно в 20-е годы. Это был так же, как и Степана Разина, образ бунтаря, русского Робин Гуда, борца с самодержавием за права «униженных и оскорблённых». Образ утрированный, почти карикатурный… На моей книжной полке стоит когда-то купленная в букинистическом магазине поэма Василия Каменского «Емельян Пугач» (книга 1936 года издания). Рисунки к ней сделаны в такой вот, линейной, гротескной манере… В 1980 году Татьяна Назаренко закончила работу над большим, программным живописным полотном, которое называлось «Пугачёв». Емельяна везут в клетке. Клетка эта отчасти растворяется в воздухе. Она, в определённом смысле,  условна… На заднем плане скупой пейзаж с деревянной крепостью ли, острогом… На переднем - Суворов на белом коне с печальным, отстраненным выражением лица. За ним солдаты. Безликий ряд исполнителей – статистов. 
Пугачёв в красной рубахе, с раскинутыми, как на кресте руками, которыми он держится за деревянные прутья своей передвижной тюрьмы… 
В облике его – вопрос. И вопрос этот схож с тем, который задаёт Пугачёв Есенина в конце поэмы…

Фронтиспис книжки. На фотографии - Олег Власов. Ленинград. 1987. (снимок мой)
 

Не могу не вспомнить легендарный спектакль Юрия Любимова в Театре на Таганке, который превратил поэму Есенина в яркое, напряжённое сценическое действо. В результате - одна из лучших театральных ролей Владимира Высоцкого – Хлопуши, и Николая Губенко – Пугачёва…
Вообще, в поэме есть два монолога, которые являются её осью, основой – Хлопуши: 
 
Проведите, проведите меня к нему, 
Я хочу видеть этого человека.
 
И заключительный монолог Пугачёва:
 
Боже мой!
Неужели пришла пора?
Неужель под душой так же падаешь, как под ношей?
 
На мой взгляд, Олегу Власову удалось создать графический цикл, абсолютно соответствующий масштабу, глубине и трагичности есенинского текста…
 
По крайней мере, «другого» Пугачёва я себе уже не представляю…Подобно тому, как образ Кола Брюньона ассоциируется у меня с рисунками Евгения Кибрика, Дон Кихота -  Гюстава Доре, а маленькой Алисы из кэрроловской «страны чудес» с иллюстрациями Геннадия Калиновского, образы Есенинского Пугачёва, Хлопуши, Зарубина и Творогова для меня навсегда останутся запечатлёнными рукою Олега Власова.

 
Спасибо художнику за то чудо соприкосновения и «проживания», которое он оставил в своих работах…
 
В 1989 году на одном из двух поэтических вечеров, проходивших в рамках нашей совместной выставки «Улицы и мы», Олег читал с импровизированной сцены монолог Пугачёва. Читал по-своему, протяжно, спокойно, и в тоже время, очень эмоционально, выразительно...
Спустя годы, заключительные строчки поэмы Сергея Есенина драматическим образом проявились и в его судьбе…

 
А казалось... казалось еще вчера...
Дорогие мои... дорогие... хор-рошие...

 
Олег Фёдоров


 


 



 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 



Сайт посвящённый Олегу Власову

Конь исчезает, а мне не уснуть… (О художнике Олеге ВЛАСОВЕ)
(Продолжение)
 

Книгу "ДОРОГИЕ МОИ, ХОР-РОШИЕ..." можно приобрести:

В Тюмени:

магазин "Знания"
(Первомайская 3)
Литературно-Краеведческий центр
(Первомайская 14)
арт-галерея «Новый свет»
(Герцена - 72 )

* Сборник издан в формате "Книга художника", то есть распечатан на лазерном принтере и собран вручную.

 

Олег Фёдоров © olegfedorov@mail.ru