Автопортрет с Ван Гогом (Палитра) х.м. 1988

Ван Гог всегда был одним из самых любимейших и понятных мне художников... И очень близким человеком. Учителем, с большой буквы... Ему посвящается этот Автопортрет 1988 года, а также два стихотворения-текста, процитированных ниже...

 

ВАН ГОГ


Его Брабантские крестьяне,
глиняные кувшины,
башмаки,
птичьи гнёзда…
Его углекопы,
бредущие с мешками за спиной
по окраинам Боринажа.
Эттен, Гаага, Нуенен…
Сун, сидящая у огня,
плачущий старик....
«Скорбь».
Письма того периода,
пронизаны какой-то светлой взволнованностью
и тоской.
Он пишет о весне, о птице в клетке,
о дымке в трубке.
Слова передают осенний воздух,
ясный, бодрящий, ароматный,
предвещающий близкие заморозки…

читать полностью
 

"Подсолнухи"

Из книги стихов и фотографий "Пианино". 2011
 


Вороны вечером летят домой (оргалит, масло) 1988

Вольфганг Борхерт, немецкий писатель и поэт, не слишком хорошо известный в нашей стране, в свою очередь, оказал на меня огромное влияние... Многие живописные работы и рисунки конца 80-х навеяны его удивительной прозой. Недавно я задумался по поводу того, к какому живописному направлению можно было бы отнести мои работы, и пришёл к выводу, что скорее всего то, что я делал, а иногда и продолжаю делать в живописи сейчас, можно обозначить как "экзистенциальный экспрессионизм". xpressio" переводится с латыни как - выражение. Мне всегда были близки художники, которые не просто изображают что-то, а выражают с помощью изобразительных средств свои эмоции, чувства, мысли, состояние, настроение... отношение к чему-то... Ещё эту живопись можно назвать "поэтической". "Поэтическим реализмом", если угодно... Как тут не вспомнить таких крупнейших и горячо любимых мною русских художников, как Кузьма Петров-Водкин и Виктор Попков...

 

          “Они сидят на холодных каменных перилах моста и на обледенелой металлической решётке вдоль фиолетового смердячего канала. Сидят на обшарпанных, сбитых ступеньках подвальных лестниц, по краям мостовой, среди бумажных обрывков и осенней листвы и на грешных скамейках парка. Сидят, прижавшись к стенам без дверей, к каменным стенам, сидят на молу и на парапете набережной, полные тоски по дальним краям.
         Сидят в утраченном, с вороньими своими лицами, допечалившееся до сине-чёрного, докаркавшиеся до хрипоты. Сидят, и все оставленности свисают с них, как растрёпанное, растерзанное, разодранное оперение. Оставленности душевные, оставленности любовные, оставленности звёздные… Они сидят в тёмной тени домов, страшась подворотен, чёрные как дёготь, усталые как изъезженная мостовая. Сидят – тонконогие, пропылённые в тихой утренней мгле всемирного заката, опоздавшие, ко всему безразличные. Сидят над бездною, заблудившиеся в пропасти, сонные, вялые от тоски по родине. С вороньими лицами (да и как же иначе?) сидят они, сидят и сидят. Кто? Вороны? Может быть, и вороны. Но прежде всего люди, люди…”

Вольфганг Борхерт “Вороны вечером летят домой” (перевод с немецкого Н.Ман)

Вольфганг Борхерт "Избранное" © Москва "Художественная литература" 1977
 


Зима (Дом на дне оврага) х.м. 1989

 

Предыдущая страница      Следующая страница...



войти в каталог

Олег Фёдоров © olegfedorov@mail.ru